• Голливудский режисер Роб Боуман — знаток драконов

    rob bouman

    В 1998 году режиссер Роб Боуман, работавший ранее на телевидении, дебютировал в большом кино полнометражным фильмом «Секретные материалы». Сегодня, четыре года спустя, он поставил фильм-фантазию, который поразил бы даже воображение агентов Малдера и Скалли. 

    Фильм «Власть огня» начинается в современном Лондоне. Во время раскопок в лондонском метро люди случайно обнаруживают огнедышащего дракона и его потомство, которые впали в спячку много столетий назад. Драконы просыпаются, начинают размножаться… проходит 20 лет, и огнедышащие твари захватывают всю Землю, почти полностью истребив людей. И тогда появляется американец, который утверждает, что знает, как с ними сражаться. Но не слишком ли поздно? Главные роли в фильме исполняют Кристиан Бэйл и Мэтью Макконэхи. «Когда Мэтью говорили, как ему себя вести, он каждый раз смеялся: «Неужели вы так хорошо знакомы с бытом и манерами истребителей драконов?» — вспоминает Роб Боуман. Насчет быта истребителей можно поспорить, но вот о самих драконах режиссер знает все: он много месяцев готовился к съемкам, консультируясь с палеонтологами, чтобы добиться предельной реалистичности в изображении фантастических существ.

    «По какой-то причине меня всегда привлекали драконы, — признается Боуман. — Я коллекционировал фигурки драконов, собирал их изображения. 20 лет назад я был большим поклонником «Истребителя драконов». Но я никогда не думал, что мне попадется сценарий, в котором так здорово будут соединены реализм и сказочность. Читая сценарий «Власти огня», я сразу понял, что мне удастся сделать картину, в которой эти удивительные животные будут показаны совершенно реальными. Я чувствовал, что мой опыт на съемочной площадке «Секретных материалов» дал мне все необходимое для создания на экране этого удивительного мира. Я знал, что у нас получится отличный фильм».

    «На «Секретных материалах» я должен был создавать мир, придуманный Крисом Картером, развивать его видение, заниматься его героями и его сюжетными конструкциями. А теперь у меня появилась возможность снять свой фильм. Никто не диктовал мне, какими будут мои герои и в каком мире они будут жить. Все зависело только от меня», — объявляет Боуман. «Больше всего мне понравилось в сценарии место действия — норманнский замок XIII века, в котором собрана артиллерия времен Второй мировой войны. В этом замке живут люди, на которых постоянно нападают драконы. Они находятся в экстремальной ситуации, не зная, доживут ли до завтрашнего дня. Мне показалось, что это дает нам возможность создать уникальное смешение стилей. Мы снимали фильм, который как бы существует вне времени. Сказочный враг, старинный замок, современные люди, говорящие на современном языке, действие, разворачивающееся в ближайшем будущем. Замок, построенный восемь веков назад и оборудованный позже современной техникой и отоплением, — эта идея показалась мне интересной. Я решил, что получится чрезвычайно киногеничный мир».

    В 1998 году, во время интервью на премьере «Секретных материалов» Боуман выражал восторг и восхищение новыми компьютерными спецэффектами. За четыре года технологии значительно продвинулись, и сегодня на экране можно изменять не только отдельные элементы привычного мира, но и весь мир. «О, конечно, — охотно говорит режиссер. — Сегодня можно создавать совершенно реалистичных драконов. Единственное ограничение в работе с компьютерными спецэффектами — предел твоего воображения. И бюджет, конечно». Бюджет фильма составил $60 млн, но хватило ли их для создания целого мира?

    «Для нас это было большое испытание, и мы согласились принять этот вызов, — уклончиво говорит Боуман. — Главной проблемой были не деньги. Главное — нам пришлось все создавать с нуля. Как дракон летает? Как он выглядит, когда находится в воздухе? Как приземляется? Как ходит? Отличаются ли драконы друг от друга? Каковы их манеры поведения, есть ли у каждого дракона свои привычки, свой характер, свои особые приметы? Сегодня технологии продвинулись настолько далеко, что ты можешь получить все, что тебе нужно. А затем ты интегрируешь цифровые создания в реалистическую окружающую среду, и они идеально вписываются в тот жестокий и суровый мир, который ты тоже создал силой воображения. Я с самого начала знал, что перед нами стоит труднейшая задача, но мне кажется, что мы с нею справились, и смотреть наш фильм будет интересно».

    Несмотря на то что герои живут в жестоком мире, самые жестокие сцены сняты сдержанно, без подробностей. «Да, я показываю, как драконы едят людей, которых они сначала сжигают в огне, — говорит Боуман. — Но это показано всего несколько раз. Я считаю, что зрительское воображение во всех деталях воссоздаст картину происходящего, поэтому здесь необходим сдержанный подход, как в «Челюстях» или «Чужом». От этого предвкушение встречи с драконом становится еще мучительнее и ужаснее. Во всем фильме я только три раза показываю людей в драконьей пасти. Я ни разу не показываю горящих людей. Я никогда не продлеваю картину человеческих страданий. Все происходит очень быстро. Это скорее шокирует, чем ужасает».

    Помимо необычного сюжета зрителей ждут непривычные герои. Американский охотник в исполнении Макконэхи и английский лидер, возглавляющий обитателей замка (Кристиан Бэйл), мало похожи на героев в привычном смысле слова. «Оба — упрямые сукины дети, — говорит Бэйл. — Естественно, они начинают цапаться с первого же дня». На съемочной площадке Бэйл и Макконэхи постарались не уступать своим героям в крутости. Поскольку они не могли по-настоящему сражаться с драконами, то решили предельно реалистично сыграть в сцене драки друг с другом.

    «Эхо ударов разносилось по всему замку», — вспоминает Бэйл, который перед съемками качал мускулы, чтобы его поединок с Макконэхи выглядел убедительно. «Когда я прочитал сценарий, то сразу понял, что на таком проекте нужен очень настойчивый и целеустремленный режиссер, — говорит Бэйл. — А когда я познакомился с Робом, то увидел, что это будет его фильм, а не чей-то еще — я имею в виду людей, которые издалека шлют замечания и указания. Роб сразу сказал мне, что все в фильме будет точно так, как он планирует. Идя на встречу с Робом, я сильно сомневался, что соглашусь сниматься, но к концу собеседования развернулся на 180 градусов. У меня были некоторые сомнения относительно сценария, но оказалось, что у Роба имеются точно такие же сомнения. Он пообещал, что кое-что будет изменено, и в точности выполнил свои обещания. Сегодня режиссеру довольно трудно держать свое слово, но Роб меня не разочаровал».

    «Меньше всего мне хотелось сделать фильм в стиле «Дня независимости», — говорит Боуман. — Люди были для меня не менее важны, чем драконы. Конечно, можно было снять много эффектных кадров с драконами, заполонившими все небо. Но мне казалось, что гораздо интереснее взглянуть на эту историю под человеческим углом зрения. И сосредоточиться на самых последних, самых отчаянных днях, когда драконы сожрали на Земле все, что можно было сожрать, и начали голодать. К этому времени армий уже не осталось, цивилизация покоилась в руинах, мир был похож на Дикий Запад. Это царство беззакония, где правят пираты и мародеры. Предположим, человечество уйдет под землю, а драконы вымрут от голода. Но когда это случится? Трудно сказать. Лучше раньше, чем позже. Нужно просто найти способ выжить и вырастить детей, чтобы в тот момент, когда умрет последний дракон, от всего человечества остались хотя бы один мужчина и одна женщина». На рубеже тысячелетий вышло немало эсхатологических лент, предвещавших конец человечества, все они отталкивались от теологии, а не от палеонтологии. «Мой фильм отличается от других апокалиптических лент, — соглашается Боуман. — Но главное в нем — не научные или религиозные доктрины, а то, что сама катастрофа преподносится в качестве свершившегося факта. Мы видим не процесс гибели цивилизации, а жизнь людей после катастрофы. Зритель подключается к истории в ее критический момент. Кто выживет — драконы или люди? И как поведут себя люди в экстремальной ситуации?»

    «Все мы знаем, что узнать человека по-настоящему можно только в критические моменты жизни. Даже если ты много лет знаешь кого-то, и он является членом твоей семьи, по-настоящему он проявит себя только в момент кризиса. Кто бросится помогать другим людям, а кто будет спасать свою шкуру? Мы знаем, что иногда на тонущих кораблях мужчины отталкивали женщин и детей, чтобы первыми забраться в спасательные шлюпки. Иногда нам приходится узнавать о людях ужасные вещи. Но те, кому удастся выжить в борьбе с драконами, сумеют преодолеть эгоизм и будут жить ради всего человечества». Роб Боуман работает в шоу-бизнесе почти 20 лет. В 1983 году он нашел первую работу на съемочной площадке — стал помощником продюсера в телесериале «Команда «А» (The A-Team). В 1986 году получил первую режиссерскую работу на телешоу «Стингрей». С тех пор он поставил сотни эпизодов в таких популярных жанровых телесериалах, как «Макгайвер», «Джамп-стрит, 21», «Вервольф», «Звездный путь: следующее поколение», «Полночный звонок», «Квантовый скачок», «Виртуальная реальность», «Секретные материалы».

    В 1993 году Боуман поставил свой первый полнометражный фильм — подростковую ленту «Оторвавшийся от земли» (Airborne). Через пять лет Крис Картер доверил Боуману постановку фильма «Секретные материалы: борьба за будущее», который вышел в промежутке между пятым и шестым сезонами. Сегодня, когда сериал «Секретные материалы» после девяти сезонов завершился открытым финалом, все чаще идут разговоры о второй полнометражной картине. Но Боуман уверяет, что возможность снять вторую серию «Власти огня» представляется ему более реальной, нежели перспектива выпустить продолжение фильма «Секретные материалы». «Я уверен, что Крис Картер обязательно сделает минимум еще одну ленту, — говорит он. — Кинокомпания Fox тоже настроена положительно. Я точно знаю, что Дэвид Дуковни хочет вернуться, и почти уверен, что Джиллиан Андерсон не будет возражать. Но сегодня дело в другом — в аппетите фанатов. Когда мы снимали первый фильм, «Секретные материалы» были на пике популярности, все жаждали узнать, что будет дальше. Сегодня основные сюжетные линии завершены, поэтому интерес гораздо слабее. Недавно я разговаривал с Крисом, и он упомянул, что поклонники «Звездного пути» ждали пятнадцать лет, прежде чем был снят первый полнометражный фильм. Я сомневаюсь, что Крис заставит нас ждать так долго, но он — блестящий стратег и понимает, что люди должны немного проголодаться». Интересно, не согласится ли Боуман снимать вторую серию «Секретных материалов»?

    «Пока никто не предлагал мне этой работы. Не было даже намеков. Если меня пригласят, я соглашусь в ту же секунду. Впрочем, даже если меня и не пригласят, я не слишком сильно расстроюсь, потому что я работал на этом шоу пять лет и видел все, что можно было увидеть».

     

    Похожие фильмы

    Categories: звезды, интервью, режиссеры фильмов

    Метки: , , , , ,

    Comments are currently closed.