• Режисер Вонг Кар-вай

    vong karvaj

    Это странное имя я впервые услышал в далеком теперь уже 1995 году из уст Константина Эрнста. То ли в телевизионном, то ли в журнальном формате “Матадора” прошла информация о модном-сковородном, превозносимым самим Тарантиной (в то время Квентин был законодателем мировой киномоды и кинопублицистика с жадностью цитировала его, ловя каждое слово слетавшее с уст обладателя Каннской золотой пальмы) гонконгском режиссере. Связано странное имя было с названием картины “Падшие ангелы”, которую потом показали по ОРТ.

    Я благополучно пропустил.

    Следующее приближение к все еще секретному объекту Кар-вай случилось зимой 1998, когда журнал ОМ, подводя киноитоги года в тридцатку лучших фильмов включил картину “Счастливы вместе”. Аргентина, геи и приз в Канне за режиссуру соответственно прилагались. Единственной известной мне чертой режиссера, о котором столько слышал, было то, что он никогда не снимал очков, ни на пресс-конференциях, ни во время работы, и даже заходя в зрительный зал кинотеатра, он оставался в очках. Мотивировка такого поведения была следующая: “Если я вдруг захочу поспать в кинозале или на пресс-конференции, то смогу это беспрепятственно сделать – никто не увидит и не узнает, что я храплю”. Понятно, художник любит поспать: забавная черта спору нет.

    Прочитал, забыл.

    2000 год. Канны. Тут снова всплывает имя Кар-вая, причем в очень интересном контексте. В последний момент мистер Вонг заканчивает монтаж, оставляя черновым звук, лишь бы успеть в конкурс, куда его пригласил (настоял, уговорил) Жиль Жакоб. До последнего момента прессе не было известно название картины, рассказывающей историю “невозможной связи между двумя людьми”. Очень даже возможным посчитало для себя каннское жюри того года под руководством Люка Бессона, наградить картину сразу двумя призами “за лучшую мужскую роль” Тони Люну и “за лучшее визуальное решение” операторам Кристоферу Дойлу и Ли Пин Бину, плюс монтажеру и художнику Уильям Чан Сук-Пину. Все это было интересно и замечательно, но Канны далеко от Москвы, а тем более от Красноярска.

    Кар-вая надо было ждать.

    Компания “Кармен” к тому моменту уже насаждаюшяя арт-хаус линию “Другое кино” в российских кинотеатрах, выпустив“Танцующую во тьме” Ларса фон Триера решила подождать зрительского отклика на такое кино, и, получив фантастические продажи с первых двух месяцев проката (в Красноярске на “догматический мюзикл” вообще неделю было невозможно купить билеты) решила пьянить нас “Любовным настроением”.

    Не сразу – зимой.

    Вот что удивительно: и с российской премьерой “Любовного настроения” оказия вышла. Фильм Кар-вая по предварительной договоренности с Марком Рудинштейном, должен был подытожить очередной фестиваль “Лики любви”, каковой случается уже какой год в конце января в Москве. Все было нормально, но в последний момент из-за денежной неразберихи (из-за чего еще ругаться то?) фильм не был показан на закрытии, а сразу вышел пятью копиями по Москве.

    Тут то и началось самое интересное………

    И после

    Конец января выдался богатым на значимые кинособытия в пределах МКАД — только закончились “Лики любви” двойным скандалом ( Там еще председателя жюри – великого вампира всех времен и народов Удо Кира повязали на таможне с 5000 не задекларированными долларами. А может это была месть Рудинштейна, который был крайне против присуждения главного приза мексиканской “Суке-любви”?). В “Ролане” наконец-то начался прокат потрясающей “Москвы” Александра Зельдовича. Виртуальный же журнал “Киноизм” праздновал юбилей своего существования в сети сетей, даря всем-всем-всем совместно с компанией “Кармен” ретроспективу(!) Вонга Кар-вая.

    Сие напоминало сказку, сон, галлюцинацию – весь Кар-вай. Всего два дня. Надо было срочно лететь.

    Как то незаметно для себя пикировав из самолетного кресла в кресло Американского Дома Кино я сначала увидел ту картину, которая в свое время с легкой руки К. Тарантино стала, любима и почитаема даже в США. Фильм после которого о Кар-вае заговорили как о “новом азиатском гении” называется “Чункингский экспресс”. Чункинг – это огромный торговый квартал, в его лабиринтах встречаются и расстаются милейшие и красивейшие люди. Правда эти короткие встречи и долгие проводы поданы так искренне, так нежно (стараюсь не збиться на классика), что дух захватывает. Остается лишь умиляться и сопереживать героям Такеши Канеширо и Тони Люна, брошенным на произвол судьбы и холостяцкого существования красивыми гонконгскими чертовками. В некоем замешательстве (поисках нового предмета вожделения, невозможность забыть прошлое увлечение) их фиксирует камера Кристофера Дойла. Именно после “Экспресса” он стал работать с Кар-ваем постоянно, гениально впечатывая в историю образы урбанизированной грусти и печали. Честно говоря, я даже не представляю Вонга Кар-вая без Кристофера Дойла и даже побаиваюсь искать его предыдущие фильмы (их ровно три: “Пока не высохнут слезы”, “Бешеные дни” и “Пепел времени”). Если же оглядываться на творчество Кар-вая в целом, рискну предположить, что “Чункингский…” наравне с “Любовным настроением” являются его лучшими работами.

    1995. Сложно воспринимать отдельно следующую картину Кар-вая “Падшие ангелы”, поскольку она представляет собой еще две истории (в одной из них, кстати, снова можно увидеть молодого узкоглазого повесу Такеши Канеширо), как люди встречаются, влюбляются и ……расстаются в тех же неоновых джунглях Гонконга. Сам режиссер говорит об этой картине, как о двух минорных эпизодах, которые не попадали под общее настроение и замысел “Чункингского экспресса”. Я бы не советовал смотреть вам эти картины порознь – лучше вместе и подряд. До сих пор не могу угадать странный интерес г-на Эрнста именно к этой картине маэстро. Может, он тогда просто опоздал на “Чункингский экспресс”?

    В 1997 году, а Азии произошло то, чего так долго ждали (китайцы в особенности) и боялись (молодые гонконгцы, хорошо представляющие себе политику “красного дракона”) – передача Гонконга Китаю. От этого бегут, когда то страстно любившие друг друга, а теперь пытающиеся пробудить затухающую страсть два китайца-гея, в удивительно точном исполнении Тони Люна и Лесли Чуна. Про смелый дуэт азиатских суперзвезд ОМ написал следующее “Они не побоялись пойти на ЭТО, представляя реакцию миллионов их поклонниц на Востоке. Это все равно как если быТом Круз и Брэд Питт сосали бы в “Интервью с вампиром” у друг друга не кровь, а кое-что другое…” Но секса в картине не много, за исключением жесткой сцены предваряющей повествование, как ее изловчились сыграть актеры, будучи в действительности 100% гетеросексуальны, я не знаю.Эта грустная история снятая в Аргентине под впечатлением от романа Мануэля Пуига “Любовь в Буэнос-Айресе” не оставит равнодушным никого в независимости от ориентации. О том, как любовь сменяет боль и, наоборот, здесь сказано пронзительно и как всегда у Кар-вая очень красиво. “Счастливы вместе” наряду с картиной Гаса Ван Сента “Мой личный штат Айдахо”, стоит признать лучшими фильмами о крепкой мужской любви (в 90-е годы двадцатого столетия). И если бы я писал отдельную рецензию на данную картину, её стоило бы озаглавить “Танго разбитых сердец”. Вообщем, Аргентина, водопады – ничего другого мне не надо.

    После этой работы перед Кар-ваем стоял сложный выбор: с каким проектом запускаться дальше? Началось все с “Пекинского лета”, это была история любви гонконгцев, живущих в китайской столице. За два года сюжет претерпел разительные изменения, и теперь сие очень походило на то, что теперь называется “Любовное настроение”. Заставляя на съёмочной площадке любимых актеров Тони Люна и Мегги Чун просто быть собой, он еще и успевал продумывать и снимать свой новый футуристический проект “2046”. Самое интересное, что это происходило в “том же месте, в тот же час” (номер в гостинице, где встречаются главные герои как раз 2046). Все были в замешательстве. Люн участвуя сразу в двух новых проектах, разрывался между разными образами, Мегги Чун плакала, не понимая, что надо ее любимому режиссеру.

    Знал ли он сам?

    Думаю да, хотя сценария “Любовного настроения” не существовало, да еще и Кристофера Дойла надо было отпускать, поскольку с пролонгацией съемок, он не успевал на работу по контракту в Голливуд. Все и Сразу, но Кар-вай знал, что он хочет. Закончив съемки и отмонтировав первоначально материал, он получил 6 часов экранного времени. Фильм был заявлен в Канне, но он же не мог длиться 360 минут?! Решив вопрос с саундтреком (в него вошёл вальс Шигеру Умебаяши, грустные прекрасные мелодии Майкла Галассо и песня Ната Кинг Кола), надо было решать вопрос о сокращении хронометража и названии картины. Последнее ему подсказала песня главного плейбоя вселенной Браяна Ферри “In the mood for love” сама же композиция стала сопровождать рекламный ролик картины. В самом фильме её, как впрочем, и любовных сцен, тоже представленных в трайлере, вы не увидите.

    Кар-вай любит иначе.

    И тут, в принципе, стоит разговор завершить. Боюсь, лишний раз боюсь сорваться на превосходные степени прилагательных, междометия и вздохи. Хотя и эта словесная гамма не сможет выразить моих эмоций, испытываемых на первом, втором и., чего греха таить, третьем просмотрах “Любовного настроения”. Лучшего фильма 2000 года без сомнения. Далее стоит описывать каждую деталь в этом кинематографическом шедевре: платья Мегги Чун, галстуки и костюмы Тони Люна, капли дождя разбивающиеся о мостовую Шанхая 60-х, песни китайских певичек по радио, коллективную игру в “манджонг” соседей главных героев, красные шторы и разноцветную напольную плитку в отеле, где происходили непродолжительные встречи. Встречи полные томления, боязни и страсти. Чистая порнография. Порнуху с потными телами и экскрементами может любой Астрахан снять, а вот такое обнажение души и внутреннего мира по силам зафиксировать только большому режиссеру. Пленка такой материал, что зачастую он не оставляет жизнь настроению истории; так картинки, картинки и как результат “зэ энд”. В случае с “Любовным…” все иначе, у этой истории есть начало, но нет конца. Векторы чувств направлены, томлениями полниться душа, в голове же все снова и снова звучит грустный вальс.Любовь никогда не может быть “здесь и сейчас”, она существует только в предвкушении или же в воспоминаниях. Всегда.

    Заканчивая рассказ о Вонге Кар-вае, хочется лишний раз удивиться его уникальному таланту. Фильмы этого режиссера не частые гости фестивалей, сам он не замечен в сладословии к своим коллегам, ненавидит Голливуд, отвергая все предложения поступающие оттуда. Спокойный, обожающий литературу, неохотно покидающий родину, вечно в темных очках Вонг Кар-вай остается еще многим в современном кинопроцессе незнакомым и чуждым. Не обращая внимания ни на кого, этот гонконгский чародей продолжает снимать кино, посмотрев которое хочется тихонько напевать, слегка изменяя текст оригинала: “И любовное настроение не покинет больше вас….”

    Похожие фильмы

    Categories: звезды, КАРВАЙ, отзывы и рецензии, режиссеры фильмов

    Метки: , , , ,

    Comments are currently closed.