• Интервью с Джоном Траволтой

    dzhon travolta

    Когда в 1978 году я впервые встретилась с Джоном Траволтой, который уже тогда был популярен и любим публикой, он показался мне чрезвычайно приятным и скромным. И, надо сказать, до сих пор остается таким же. С другой стороны, Траволта, несмотря на все пережитые личные потери, — человек жизнерадостный и открытый. В юности его роман с актрисой Дианой Хайленд закончился трагически — она умерла. Его любимая мама, театральный режиссер, ушла из жизни, когда Джону было 25 лет, а четыре года назад он потерял и отца. Но Траволта говорит: «Что бы ни случилось в жизни, я стараюсь извлечь из этого урок и становлюсь еще крепче и выносливее». Сейчас ему 46, он любит свою жену — талантливую актрису Келли Престон и души не чает в 8-летнем сыне Джетте и малышке Элле Блю, которая родилась в апреле.

    Поздравляю с дочкой!
    Благодарю. Мы так счастливы. Это удивительная малышка.

    Элла — прекрасное имя. Кто его выбрал?
    Келли выбрала — по совету своей бабушки. Перед рождением сына Джетта Келли сказала ей: «Мы с Джоном никак не можем выбрать имя, которое нравилось бы нам обоим». И бабушка ответила: «Дорогая, все очень просто. Как правило, в семье отцы выбирают имя мальчикам, а жены — девочкам». Тогда — спасибо бабушке — Келли уступила мне.

    А как Джетт относится к маленькой сестричке? Она ему нравится?
    Откровенно говоря, на Джетта всегда просто молились в нашей семье, поэтому я считаю, что ему будет полезно поделить внимание с сестрой. Я, когда был маленьким, тоже был любимчиком в семье (мама родила меня в 43 года), и я знаю, что это такое. Так что появление Эллы можно считать лучшим подарком для Джетта. Теперь он начнет ощущать себя не исключительным, а обычным ребенком.

    А какое у вас с Джеттом любимое занятие?
    Недавно я ему сказал: «Знаешь, все-таки здорово, что у нас появилась малышка. Женщины занимаются своим делом, и у нас будет больше свободы и самостоятельности. Нам не нужно каждый раз спрашивать у «этих девчонок», что делать, когда и как». Мы можем лечь попозже. Подольше погулять. Можем когда-то пропустить тренировку и даже школу, чтобы заняться чем-то интересным для нас обоих, не оглядываясь на кого бы то ни было.

    Что вы чувствуете с появлением дочери? Когда родился сын, ощущения были другими?
    Я всегда хотел иметь дочь. Дочери обычно любят своих отцов полностью и, несомненно, такими, какие они есть. Вот и я уже сейчас предвкушаю, когда меня будут любить так же.(Смеется)

    А на кого похожа малышка? На вас или на Келли? Уже можно сказать?
    Ну, больше на меня, хотя у нее глаза Келли — такие миндалевидные, голубые, просто восторг! А вот овал лица у нее мой и губы мои.

    Как проходила беременность Келли на этот раз?
    Как ни странно, тяжелее, чем с Джеттом. Роды длились около 14 часов в отличие от первого раза — там было что-то около шести. Элла еще и весила почти 4 килограмма, крупная девчушка. Я очень переживал, понимая, как Келли больно. И восхищался тем, как она переносила такую боль. Во время схваток она вдруг говорит мне: «В следующий раз, когда буду рожать, сделаю кесарево, честное слово!» А я думаю: «Какой следующий раз? О чем она? После всего того, что вытерпела, я бы на ее месте даже не заикался о следующем ребенке».

    Вы собираетесь завести еще одного ребенка?
    Да, думаю, еще одного мы бы хотели.

    В вашем новом фильме Numbers вы вновь работаете вместе с Норой Эфрон, которая была режиссером фильма Michael. Вы играете здесь парня, которого можно назвать неудачником. Что вам важно в сценарии?
    Я ищу развлекательности. А уж в каком виде — буду я играть романтического героя, негодяя или безупречного парня, — это дело второе.

    Ну уж в реальной жизни вы для большинства являете собой пример прекрасного семьянина. В Голливуде столько неудачных браков — как вам удается сохранить крепкую семью?
    Раньше, когда я мечтал о женитьбе, мне представлялась пара Пола Ньюмана и Джоан Вудвард. В них есть что-то совершенно особенное. Я всегда говорил, что если уж женюсь, то это будет на всю жизнь. Знаете, ощущение того, что это на всю жизнь, накладывает отпечаток. Приходится постоянно сверять свои вкусы, с чем-то мириться. Мне кажется, если не работать над отношениями все время, вскоре они распадутся. Как говорится, вместе и в горе, и в радости. Радость-то все, пожалуй, могут пережить вместе, а вот беду… Мы с Келли стараемся в трудные моменты поддерживать друг друга.

    А с детьми вы строгий или

    все позволяющий папа?
    Позволяющий абсолютно все! Кроме правил безопасности, никаких других рамок не признаю. Наверное, потому, что меня тоже в детстве баловали — когда я появился на свет, у родителей было уже пятеро детей. И ко мне относились очень терпимо.

    Расскажите немного о родителях…
    Мама была актрисой, режиссером, а папа спортсменом и бизнесменом. И хотя они занимались такими разными вещами, в жизни их интересы во многом совпадали. Они решили, что поддержат детей в любом творческом начинании, чего бы это им ни стоило.

    Мама застала только первые годы вашей популярности, отец был свидетелем последних успехов. Как он реагировал на ваши достижения?
    Он покупал каждый номер Variety и старался быть в курсе всех событий в шоу-бизнесе. Когда меня номинировали на «Оскара» за «Криминальное чтиво» (отцу было тогда 82), я сказал ему: «Господи, как же трудно достается «Оскар». А он ответил: «Джон, пишут о тебе прекрасно в связи с номинацией, а получишь ты награду или нет — это уже не так важно». И мне стало легче. В нашей семье не обращали внимания на неудачи, мы привыкли праздновать победы.

    Вам, наверное, было очень тяжело, когда несколько лет назад отца не стало…
    Я даже не подозревал, насколько глубоко это подействует на меня. Я довольно странно реагирую на печальные события — почти предчувствую беду. А когда это происходит, загоняю внутрь страдание, но оно может прорваться совсем в другой области — я заплачу над чем-то, а на самом деле это будет о маме или папе.

    Джетт помнит вашего отца? Ведь ему было всего три года, когда его не стало.
    Надеюсь, помнит. Дед обожал сидеть и часами наблюдать за Джеттом — так же, как он когда-то наблюдал за мной. Я спрашивал: «Пап, чем Джетт тебя так приворожил?» А он отвечал: «Самое интересное — то, что он никогда не повторяет дважды одно и то же действие. Представляешь?» Он обожал его, как и меня. Как бы я ни набедокурил в детстве, все равно я был гениальным ребенком для него.

    А вы видите в сыне гениальность?
    Джетт во многом похож на меня. Только он лучше, чем я был в детстве.(Смеется) Мы схожи в том, что у нас обоих чувствительное сердце, но он ведет себя гораздо лучше. Раньше родители не знали, что детям нельзя давать много сладкого, и меня кормили конфетами, после чего я возбуждался и носился по дому, все сметая на пути, как бесенок.

    Значит, у Джетта более правильное детство?
    Совершенно верно. Он хорошо высыпается, питается полезной пищей, принимает витамины и все такое прочее.

    У него есть любимая игрушка или любимое занятие?
    Он много времени проводит на улице, занимается гимнастикой, плавает. А игрушки для него — уже на втором месте. Любит ходить в лес, природу любит больше, чем я когда-то.

    Он видел ваши фильмы?
    Он видел Grease, Look who’s talking и Michael. Я считаю, что это для его возраста лучшие фильмы, и другие дети меня знают именно по ним.

    Когда вы смотрите свои первые фильмы или снимки, вы не думаете про себя — я тогда выглядел лучше…
    Странно, но мне кажется, что я тогда был таким мальчишкой… Надеюсь, это не прозвучит слишком самоуверенно, но мне нравится, как я выгляжу. Конечно, быть стройным неплохо, но самому себе я нравлюсь больше сейчас. Даже свой вес я приемлю — он более подобающий, ведь с возрастом неизбежно набираешь килограммы. Лицо как-то заполнилось, я теперь похож на взрослого человека.

    Между съемками и делами семейными у вас есть время для каких-то приятных пустячных занятий?
    Поскольку я ем все, что захочу, то еду к таким маленьким удовольствиям уже причислять неинтересно. Келли часто застает меня за тем, что я смотрю канал на испанском — причем не музыку, а ток-шоу. Не знаю, почему мне нравится слушать язык, которого я не понимаю. Или иногда уткнусь и смотрю передачу о том, как сделать дома то, чего никогда на самом деле делать не буду. Или прилипну к какому-нибудь сериалу… Я знаю, все это звучит немного странно, но мне нравится.

    Похожие фильмы

    Categories: актеры кино, голливуд, звезды, интервью

    Метки: , ,

    Comments are currently closed.