• Леонардо Ди Каприо после Титаника

    di kaprio movies

    Для всех для нас в тропическом лесу приготовлена ловушка. Сверху она замаскирована пальмовыми листьями, а из-под зелени торчат острые колья. Кто не увидит яму, тот в нее попадет и больше уж никогда не выберется. Леонардо, молодой бог и падший ангел, вырыл мне такую вот яму, но я ее вовремя заметил. Я пришел к нему на интервью в отель Kempinski, пятый журналист за сегодня, тридцать пятый за историю фильма «Пляж», а он сидел и вытирал пот со лба. «Ну что, сегодня я уже устал. Хватит. Пора есть», и сделал сигнал пальцем, агенту. Он думал, я уйду так просто.

    Агент, милая девушка в белом кенгуру, скоро перестанет быть милой, если я не уймусь. Но я не уймусь.
    Ну тогда у нас к вам есть просьба: подождите немного в вестибюле. У артиста должен быть брейк, ему нужно иметь ланч.
    «Артист». Я слышал это название в Москве, на сольном концерте у Земфиры. Перепуганные менеджеры, побежденные ее жестким характером, тоже говорили: «артистка рассердится», «артистка не захочет», «у артистки плохое настроение». Леонардо нужно познакомить с Земфирой. Оба они артисты.
    Артист Леонардо Ди Каприо уже не вытирает пот со лба. Он изумленно на меня смотрит, потому что я не подчиняюсь мягким просьбам девушки в кенгуру, а назло ей задаю Лео вопросы. Без мыла.
    У меня нет выхода. Я вынужден это делать, потому что знаю: дальше у Лео по графику живой эфир на MTV, а еще дальше вечерняя работа с тренером, и какие там, спрашивается, интервью, когда перед Ди Каприо воздвигнута стена отчуждения: у Леонардо сейчас не лучший момент общения с прессой. Пресса задавила Лео прессом непонимания.
    И подняла на щит пять причин не любить Леонардо.

    tolstyi di kaprioЛишний вес не прибавил Леонардо Ди Каприо обаяния, но и не убавил славы. Он по прежнему остаётся самой кассовой звездой Голливуда

    Ди Каприо стал толстым

    И все же весовая категория Марлона Брандо ему не грозит. Продюсеры теперь умеют обращаться со звездными прихотями. Растолстеть вконец у Леонардо не получилось.
    Он не хочет сниматься в сладких историях для девочек, которые плачут? (Поэтому ест что попало, так что если он растолстеет, то во второй «Титаник» его уже не возьмут.) Ну и что? Ему быстро найдут режиссера Дэнни Бойла, от которого обычная публика не плачет, а просто за голову хватается. И снимут «Пляж», необыкновенный гибрид «Титаника» и «Трейнспоттинга», на котором и не поплачешь, и не задумаешься: такой себе недофильм.
    Он не хочет работать над собой? Работы будут вестись без его прямого участия: его тело давно уже не его собственность, но достояние целого мира, разбазаривать которое никому не позволено. Пусть тело занимается с персональным тренером, а сознание при этом можно и отключить. Или отправить путешествовать.
    Я считаю, что теперь, когда за мной следят в подзорные трубы, я могу расслабиться и вести себя так, что все удивятся.
    Все удивились, когда у Лео появился второй подбородок. Потом вырос маленький третий, и уже в этот момент в связи с Ди Каприо возник вопрос о критическом ракурсе: допущенным до тела фоторепортерам запретили снимать в фас, а только в три четверти, такой полупрофиль.
    Оказывается, подбородки при этом как-то втягиваются.

    Ди Каприо стал любить деньги

    Леонардо спорит сам с собой. Он противоречивый. Одну речь говорит в пользу искусства, другую в пользу денег. Это правда, раньше он не любил деньги.
    Мне они не были нужны. Теперь, когда я понимаю, зачем был и «Титаник», и вот этот мой «Пляж», я спокоен. Но раньше я нервничал. Мне казалось, деньги меняют все. А выяснилось по-настоящему ничего. Или, может, я просто не умею посмотреть на себя со стороны?
    Тем не менее в зеркало он смотрится. Перед интервью и после, во всяком случае, он собой любовался, я видел. А в остальное время им любовались другие.
    Абсолютно бесплатно.

    Стал хотеть назад

    Я невероятный счастливчик. Конечно, это дорогого стоит. И самое грустное из всего этого, что я больше не герой андеграунда. Я всегда знал, какие люди за мной стоят. И эти люди были сплошь гениями маргинальной культуры, они избегали коммерции и косо смотрели на тех, кто продавался.
    Косо смотреть на Лео у них не получается. Потому что вслед за ним они тоже потянулись «оттуда сюда», из маргинального болота в коммерческую трясину.
    Раньше я всегда должен был доказывать, что я вот такой вот талантливый, вот такой вот милый, неглупый, симпатичный. Ни один мой фильм ни разу не принес серьезных денег. Для крутых ролей я всегда был чересчур изысканным, слишком неземным. А сейчас все резко изменилось. Сейчас все наоборот: я хочу сбросить этот «Титаник», вернуться туда, назад. А возвращаться-то и некуда. То ли, может быть, меня туда что-то не пускает.

    Ди Каприо стал сытым

    А в фильме ты ел настоящую гусеницу?
    Да, это была настоящая гусеница.
    Ты съел только одну?
    Нет, примерно двадцать.
    А ты их разжевывал?
    Не собираюсь отвечать на этот вопрос.
    И еще ты съел в фильме паука. Это был настоящий паук?
    Да. А почему тебя это так интересует?
    Нет, ну разве же это не опасно, есть паука? Тем более живого?
    Хорошо. Раз тебе это так интересно, давай поговорим. Разве ты не убиваешь тараканов, если они ползут мимо? Или комаров не прихлопываешь? Чем же это паук круче комара или таракана?
    В разговор вступает девушка в кенгуру, агент.
    Агент: Надо написать в твоем интервью: «Ни один живой паук и ни одна живая гусеница не пострадали при съемках этого фильма». Вообще, в «Пляже» очень по-умному сделаны спецэффекты. Все до сих пор уверены, что Леонардо питался живыми насекомыми.
    Леонардо (недовольно, агенту): Этого тебе как раз не стоило говорить. Зачем ты раскрываешь тайны, тем более чужие? Бойл (режиссер фильма «Пляж». Ф. П.-А.) совсем бы не обрадовался.
    Агент: Но вообще-то я слышала, что резина в пауке была безопасная. Бескалорийная и нетоксичная. А иначе бы у тебя во рту случилась беда.
    Леонардо: Беда была. Этот ваш ненастоящий паук умудрился сплести настоящую паутину у меня во рту. Всего лишь пока я жевал! Надо же. До сих пор остатки паутины выплевываю.
    Сказал и что-то плюнул в салфетку.
    Кажется, это все же была косточка от маслины.

    Леонардо Ди Каприо стал получать угрозы

    У Леонардо есть миллион клубов друзей и один клуб врагов.
    Проблема в том, что клубы друзей разобщены и ревнуют друг друга к своей главной цели (часто и даже как правило без ведома цели). А клубу врагов нечего делить.
    У него одна мишень, и в ту попасть не сложно. Слишком она теперь нехудая. Клуб называется по-простому: «Хочешь убить Леонардо?» Ниже предлагаются собранные по всему свету варианты.

    Три из них мне показались самыми романтичными.
    1. Можно засесть у Леонардо в саду и, когда он выползет на балкон с очередным любовником полюбоваться на голубую луну (враги Лео уверены, что он гомосексуалист), быстро пульнуть в него из духового ружья.
    Схема проникновения в сад прилагается.
    2. Можно купить специальный такой фотоаппарат (виртуальный адрес магазина прилагается), который при вспышке дает выстрел. Результат, по мнению автора способа, двухсотпроцентный. Только вот нужно еще долго ездить за Леонардо по миру. Охотиться. И поймать момент, когда он будет в хорошем настроении и решит немного приобнять поклонниц. Тут как раз и выскочит из толпы милый на вид (You’ve got to be nice, так и написано) лохматый фотограф с мыльницей. И ба-бах. На фоне Пушкина, и птичка вылетает.
    Правда, в советах по истреблению Леонардо не сказано, куда деваться убийце после совершенного. То ли этот клуб своего рода тоталитарная секта, в которой герой обязан пострадать за общую веру, убить и поплатиться?
    3. Способ для девушек во вкусе Лео. Подробности насчет вкуса описаны на сайте www.leogourmet.com. В Лос-Анджелесе есть кафе, где Лео, когда приезжает в LA, встречает свое пьяное утро. В этом кафе(называется Le Bain, «Баня» по-французски) девушке полагается сесть за столик к окну и курить индонезийские сигареты (очень неприятно пахнут). Когда Лео, его друзья и подруги перед своей очередной оргией заедут в кафе выпить одну-другую абсента (им его нальют из-под стойки, тайно), девушка должна будет повернуться и нежно дотронуться до правого уха. В кругу знатоков групповых развлечений этот жест читается безошибочно. Дальше девушка принимается за стол, пьет вместе со всеми и едет в дом к Лео. Там, в огромной спальне с десятиспальной кроватью она скажет Лео, что не хочет быть с ним здесь, в этой толпе. И утащит его в ванную, причем на четвертый этаж. Через пять минут в ванной на полу будет разлит океан священной крови Леонардо. В нем и утонет маленький самодельный ножик с монограммой KL (Kill Leo).

    Стал терять себя

    Каждый раз, когда с кем-нибудь встречаешься, это превращается в мировую новость. Даже смешно.
    И еще он сказал, что ему важно не потерять связь с миром.
    Важно не лишить себя возможности нормально общаться и взаимодействовать с людьми только из-за того, что я Леонардо.
    Индийский проповедник Бхагван Шри Раджниш советовал отбросить свое эго. Леонардо сказал, что если он это сделает, то ему останется только сбежать.
    А куда бежать?
    Есть пара вариантов.
    Его мать и предки по материнской линии немецкого происхождения.
    Я помню, как в детстве я приехал в Германию, к родственникам, и каким-то образом попал на конкурс по брейк-дансу. Я не был лучшим танцором. Да, я умел делать волну, но остальное у меня получалось не слишком красиво. И, представляешь, они дали мне приз! Только потому, что я был из Штатов. А откуда они узнали, что я из Америки? Просто на мне была футболка с американским флагом, и всякий, кто изначально не знал, откуда я, сразу это просек. Меня воспринимали как «дитя из Голливуда».
    Поэтому в Германию он точно не поедет. И в Австралию («ужас, там из тысячи моих портретов сделали своеобразную Стену плача»). Я перечислил Леонардо оставшиеся страны. Подходят те, где нет ни кино, ни телевизоров. Например, Албания. Но там к тому же еще и нет электричества. А вот вкладыши в жвачку с его лицом есть.
    Правда, во всем виноват «Титаник».
    «Титаник» отстоит очень далеко от всего, что я сделал раньше. Я всегда мечтал о таком кино: сняться один раз, однажды попробовать и понять, что это, как это. И я ни о чем до сих пор не жалею, это был отличный эксперимент, по которому, правда, не стоило судить ни о моем отношении к ролям, ни о моем амплуа. Неправильность моего статуса как раз в этом и определилась. Я оказался навеки осужден быть «героем для ‘Титаника'», в то время как предполагал использовать «Титаник» для своей актерской корысти. А получилось, что теперь от меня ждут еще одного «Титаника», и еще, и еще. Но ведь чтобы держаться на плаву, актер должен меняться! А мне говорят: если ты изменишься, ты потеряешь себя. Так вот я теперь думаю: тот ли это я, о котором я стану жалеть?

    Стал причиной кражи

    Я посмотрел на Ди Каприо, который говорит мне правду, и не поверил. Мне показалось, что это мультфильм. Что мы оба нарисованы и, в принципе, над нами смеются дети.
    Самый знаменитый, самый богатый и, может быть, самый красивый ЛДК больше не хочет себя.
    Я никогда и ни у кого не брал автограф.
    А у него взял. В первый раз в жизни. По идее, в конце нашего разговора он должен был зарыдать. Но вместо этого опять посмотрел на себя в зеркало. И тогда я привычным для него, наверное, жестом подвинул к нему свою клетчатую тетрадку и открыл чистый лист.
    Лео взял у меня ручку и на всю страницу нарисовал себя с помощью каких-то букв и загогулин. Я спрятал тетрадь, попрощался и ушел. А Лео опять сделал пальцем агенту. Теперь он правда проголодался.
    На самом деле автограф я взял не себе. А той девочке из Сараево, которой 15 лет и которую я встретил во время тамошнего кинофестиваля. Поздно ночью она тайком пролезла ко мне в гостиницу, постучалась в дверь и попросила об одном. Что если я когда-нибудь увижу Лео, то пусть я возьму у него автограф для Йованы и пусть как-нибудь ей его перешлю.
    А ночью после интервью с ЛДК ко мне в номер в берлинском отеле Comet на Курфюрстендамм кто-то тихо вошел, поднял с полу мой рюкзак и был таков. Я спал.
    В рюкзаке еще были квитанции на оплату московского электричества, ключи от подъезда в Сокольниках и тетрадь с интервью. Ничего такого.
    Только на последней странице тетради остался его автограф.
    Может, это была Йована?

     

    Похожие фильмы

    Categories: актеры кино, звезда голливуда, интервью, Леонардо ДиКаприо / Leonardo DiCaprio /

    Метки: , ,

    Comments are currently closed.