• Урожай «Оскаров» у фильма «Авиатор» c Леонардо ДиКаприо

    aviator di kaprio

    На недавней церемонии «Оскаров» «Авиатор» оказался одновременно и победителем, и проигравшим. Победителем — потому что фильм получил наибольшее количество «Оскаров» — в пяти категориях. Проигравшим — потому что в главных категориях премии достались другим фильмам и кинематографистам. Так, например, Леонардо Ди Каприо, сыгравший в «Авиаторе» легендарного кинопродюсера Говарда Хьюза, хотя и был номинирован, однако уступил приз Джейми Фокксу, исполнившему роль еще одной легенды шоу-бизнеса — музыканта Рэя Чарльза.

    Тем не менее урожай «Оскаров», собранный «Авиатором», выглядит весьма впечатляюще: фильм был удостоен наград за операторскую работу, монтаж и костюмы; еще две премии Киноакадемии получили художник и актриса второго плана (Кейт Бланшетт, выступившая в роли кинозвезды Кэтрин Хепберн).

    Разумеется, создавая свой фильм, участники проекта «Авиатор» не думали о наградах; у них была другая цель — рассказать об одном из самых необычных и загадочных людей ХХ века… Прочитав более десяти лет назад биографию Хьюза, Ди Каприо сразу же увлекся его историей. «Хьюз, — говорит он, — был самой многогранной личностью, с которой я когда-либо сталкивался в моей актерской карьере». Надо сказать, что в прежние годы кинематографисты предпринимали попытки представить зрителям Хьюза, правда, под вымышленными именами — так, например, в фильме 1964 года «Мешочники» (The Carpetbaggers) Джордж Пеппард играл Хьюза, который в той ленте именовался Джонасом Кордом. Но говорить о великом безумце в открытую в течение долгого времени никто не решался.

    «Все актеры ищут героев, которых им хотелось бы сыграть, — говорит Ди Каприо. — И каждый использует для этого свои методы. Кто-то читает сценарии, кто-то пишет сам. Я — большой любитель истории и обожаю читать рассказы о людях, которые жили когда-то. Однажды я наткнулся на книгу о Говарде Хьюзе и был поражен. Он показался мне самым загадочным, самым разносторонним и самым неуловимым человеком в истории нашей страны. Я принес эту книгу Майклу Мэнну и попросил, чтобы он прочитал ее. Потом в проекте появился сценарист Джон Логан.

    «Давайте снимем картину о молодых годах Говарда Хьюза, — предложил тот. — Потому что о его жизни можно снять десять фильмов. Давайте взглянем на то, с чего началось его безумие. И заодно приподнимем завесу над золотой эпохой Голливуда, посмотрим на пионеров авиации, которые в те годы были такими же кумирами, как космонавты в 70-е годы».

    Ди Каприо старается не подчеркивать тот факт, что Логан мог лишь предлагать что-то, а окончательное решение оставалось за ним, поскольку в свои 30 лет Ди Каприо — один из самых могущественных людей в голливудской индустрии. Поэтому, наверное, ему и не составляло особого труда отождествиться с Хьюзом.

    В фильме «Авиатор» Говард Хьюз, богатый техасский наследник, приезжает в 1927 году в Голливуд. Он вкладывает огромные деньги в военную ленту «Ангелы ада», которая стала самым дорогим голливудским фильмом того времени (проект обошелся в 4 миллиона долларов, что примерно соответствует сегодняшним 250 миллионам). Хьюз не только выступил в качестве продюсера и режиссера; специально для съемок он создал особый самолет, управляя которым исполнил сложнейшие фигуры в воздухе.

    Для этих съемок он даже нанял метеорологов, чтобы те нашли ему облака, поскольку на таком фоне воздушная битва должна была выглядеть особенно эффектно. Вся киноиндустрия насмехалась над ним, а Хьюз тем временем снял фильм, получил прибыль и стал одним из голливудских воротил. Он встречался с самыми красивыми женщинами-кинозвездами 30-40-х годов — Кэтрин Хепберн и Авой Гарднер (Кейт Бланшетт и Кейт Бекинсэйл). Он снял вестерн «Вне закона» (The Outlaw) — один из самых сексуально заряженных фильмов 30-х годов. Он создал классическую ленту «Лицо со шрамом». Но как только Хьюз добился успеха в Голливуде, он потерял интерес к кино. Постепенно он переключается на авиацию, начинает придумывать и строить новые модели самолетов, покупает авиалинию и в конце концов оставляет Голливуд…

    Хьюз увлекался авиацией так же страстно, как и кино. В 1935 году он установил рекорд скорости — 352 мили в час, а через год совершил первый межконтинентальный перелет. Он создал самый большой самолет в истории (это достижение не перекрыто до сих пор), назвал его «Геркулесом» и сам сидел за его штурвалом. Амбициозные проекты Хьюза часто вызывали критику и неприятие. Его главным соперником был руководитель авиалинии PanAm Хуан Трипп (Алек Болдуин), которому помогал сенатор Оуэн Брустер (Алан Олда).

    Хьюз страдал навязчивыми идеями, которые с годами трансформировались в сильное душевное расстройство. Он панически боялся микробов и в конце концов перестал выходить на улицу, опасаясь заразиться и умереть. Последние годы он почти не выходил из своего личного кинозала. Умер Хьюз в середине 70-х годов, практически прекратив всякое общение с внешним миром.

    В отдельном интервью Мартин Скорсези признается, что ни за что не взялся бы за проект фильма о Хьюзе, если бы не Ди Каприо. «Я не понимал восторга людей перед достижениями авиации в 20-30-е годы, — говорит он. — Но я знал, что многие известные голливудские режиссеры, в том числе Стивен Спилберг и Уоррен Битти, мечтали снять фильм о Хьюзе. Но все они натыкались на одно и то же препятствие: я говорю о масштабе его личности. Хьюз был продюсером и самолетостроителем, он был сумасшедшим и был замешан в Уотергейте… Трудно уместить все это в одном фильме.

    Хьюз всегда оставался в глазах Голливуда этаким древнегреческим царем. Никто не мог найти подходящий формат для его истории. А потом мне вдруг подкинули сценарий Джона Логана. Вначале мне не сказали, кто занимается проектом, а просто попросили прочитать сценарий. Это было в тот период, когда я заканчивал работу над «Бандами Нью-Йорка». Я прочитал сценарий «Авиатора» и понял, что сценарист впервые нашел формат, в котором может получиться интересное кино об уникальной личности. И только потом мне сказали, что проект разрабатывается потому, что им интересуется Леонардо Ди Каприо. Вот тогда во мне и родилось желание снимать этот фильм, поскольку я уже работал с Лео на «Бандах Нью-Йорка».

    Перед началом съемок многие сомневались, что Ди Каприо с его мальчишеской внешностью сможет убедительно сыграть такого мрачного и трагического героя, как Хьюз. Но Скорсези увидел много общего между Ди Каприо и его персонажем. «Лео обладает невероятной силой воли и стремлением к совершенству, — говорит Скорсези. — А желание сыграть какую-то роль — это уже половина успеха». Скорсези также считает, что Ди Каприо и внешне подходит на эту роль: «Стройность, высокий рост, фигура, пластика — все это сообщает ему некое неуловимое сходство с молодым Хьюзом. Ди Каприо хорошо сыграл и более зрелого Хьюза. Он стал им».

    Оба — и Ди Каприо, и Скорсези — утверждают, что их фильм не ограничивается частной историей Хьюза и затрагивает более широкую тему наступления корпоративного общества на великих одиночек. «Думаю, Хьюз был последним гигантом, — замечает Ди Каприо. — Он смутно сознавал, что его эпоха уходит в прошлое, хотя вряд ли мог это объяснить».

    «Думаю, многое из того, что произошло с Хьюзом, имеет резонанс в современном мире, — говорит Скорсези. — Особенно все эти комиссии по расследованию, которые так легко могут вывалять в грязи любого человека. Как говорит в нашем фильме Алан Олда: «Знаешь, сколько грязи мы на тебя нашли?» Сегодня это происходит каждый день, и люди даже не задумываются об этом».

    По словам Скорсези, до того как он прочитал сценарий Логана, ему почти ничего не было известно о Хьюзе. «Я не знал о его противостоянии Сенату, — говорит он. — Когда я прочитал о том, как Хьюз, преодолев болезнь, явился на слушания и выступил так, что ему стали аплодировать, я загорелся идеей фильма о нем. Согласившись взяться за эту ленту, я прочитал очень много книг о Хьюзе и был потрясен силой его духа. Он мог выступить против всего мира. И он в какой-то степени преобразил этот мир, потому что реактивные самолеты, которые он построил, изменили взаимоотношения человека и пространства. Хьюз мечтал о будущем — и его идеи стали частью будущего.

    Но вместе с тем над ним словно бы тяготело проклятие. Проклятие богатства, которое висело над его семьей. Он словно бы жил с ощущением: сколько бы денег, сколько бы власти у тебя ни было — этого тебе все равно всегда будет мало…» Накануне премьеры многие журналисты намекали на то, что положение Ди Каприо в Голливуде и положение Хьюза в мире бизнеса в чем-то схожи. Оба обладают огромной властью, и одного их имени достаточно, чтобы запустить тот или иной проект…

    Ди Каприо считает, что ключевое слово для понимания характера Хьюза — одержимость. «Он не просто увлекался чем-то — он становился одержимым той или иной идеей, — считает актер. — Когда он занимался самолетами — он был одержим самолетами. Когда он увлекался женщиной — он думал только о ней. Когда он начал заниматься фильмами, он не мог думать ни о чем другом».

    Еще одна любопытная параллель между актером и персонажем: Хьюз был очень застенчив, а Ди Каприо ревностно охраняет свою личную жизнь от любопытства прессы. Актер, однако, считает, что эта параллель поверхностна. «Я действительно не люблю выставлять напоказ мою личную жизнь, но это не мешает мне общаться с людьми, — говорит он. — А в случае с Хьюзом его застенчивость и микробобоязнь постепенно переродились в умственное расстройство. Мое стремление оградить личную жизнь от прессы не имеет ничего общего с поведением Хьюза. Я актер и считаю, что чем меньше зрители знают обо мне, тем легче им принять моих героев как они есть, не проецируя на них свои представления обо мне. Я надеюсь работать в кино много лет, а для этого нужно играть разные роли и все время бросать вызов самому себе. Я не имею права быть застенчивым в том, что касается моей работы. А вот личная жизнь — другое дело».

    Слава Хьюза-донжуана едва ли не превышает славу Хьюза — изобретателя и продюсера. Он всегда стремился завоевать самых неприступных женщин: Джин Харлоу была довольно резка и взбалмошна, Ава Гарднер принципиально не принимала от него дорогих подарков («я не продаюсь»), а что касается отношений с Кэтрин Хепберн, то, как поговаривали в Голливуде, «оба носили брюки», то есть вели себя по-мужски. Хепберн нравился авантюризм Хьюза, она любила сидеть за штурвалом его самолетов и страшно нервничала, когда его эксцентричность начала вырождаться в маниакальность. После встречи со Спенсером Трейси она ушла от Хьюза, который нашел утешение в объятиях Джейн Расселл (для нее он изобрел надувной лифчик, чтобы приподнять ее грудь в фильме «Вне закона»). В конце жизни Хьюз содержал нескольких начинающих звездочек, дабы обратиться к их услугам, если в этом возникнет надобность, однако этого так ни разу и не произошло…

    «Думаю, что Хьюз относился к женщинам так же, как он относился к самолетам, — говорит Ди Каприо. — Он занимался ими, посвящал себя им, но его мозг всегда одолевали мысли о новом, более быстром, более совершенном самолете. То же самое — и с женщинами. Он искал недостижимый идеал. Думаю, это связано с тем, что он очень рано осиротел, и в его душе образовалась пустота, которую он не мог заполнить. Поэтому он все время искал новые блестящие игрушки, новые безумные идеи. Под конец жизни он был очень несчастен. Думаю, он никогда не ставил перед собой цели стать легендой. Гораздо больше он был похож на ребенка, который все время кричит: «Посмотрите на меня! Посмотрите на меня! А теперь не смотрите!»

    Хотя родители Ди Каприо развелись, когда он был маленьким, он говорит, что ему не пришлось проходить через то, через что прошел Хьюз. «Я жил с мамой, но поддерживал хорошие отношения и с отцом, — говорит он. — Я с детства поставил себе одну цель: стать актером, работать в шоу-бизнесе. Как только я снялся в первом рекламном ролике и понял, что могу зарабатывать этим на жизнь, у меня не осталось никаких сомнений и колебаний. В то время как Хьюз искал что-то, чего не существовало, я нашел себя в кино и не собираюсь что-то менять».

    Ди Каприо говорит, что ему очень помог отец. «Я помню, что вначале никто не хотел брать меня в кино. Я ходил на пробы, и меня все время заворачивали. Я помню пробу на роль брейк-дансера. Специально для этой пробы я сделал себе панк-стрижку, но меня все равно не взяли. После этого я решил, что мне ничего не светит в шоу-бизнесе. Но отец сказал мне: «Не волнуйся, рано или поздно ты пробьешься, я знаю». Я ему поверил, и мне повезло: в нужное время я оказался в нужном месте».

    Карьера Ди Каприо началась на телевидении. «Я снимался в сериале «Тернистый путь», и меня пригласили на пробы в фильм «Жизнь этого парня», — вспоминает он. — Так мне удалось перепрыгнуть в мир игрового кино. А произошло это только потому, что я уже работал и мог показать товар лицом».

    В «Жизни этого парня» Ди Каприо оказался достойным партнером Роберта Де Ниро. «Если бы не «Жизнь этого парня», то, возможно, я до сих пор числился бы в начинающих актерах, — говорит Ди Каприо, — или бросил бы шоу-бизнес и занялся чем-нибудь другим. Хотя я не представляю себе, чем бы я мог заняться, ведь больше всего на свете я люблю кино». Разговор переходит на проекты, которые Ди Каприо хотел бы осуществить в будущем. Он говорит, что фильм База Лурманна об Александре Македонском, в котором он очень хотел бы сняться, вряд ли состоится.

    «Александр Македонский завораживает меня не меньше, чем Говард Хьюз, — говорит он. — Это совершенно разные люди, которые жили в разные времена, но и тот и другой ставили перед собой недостижимые цели и добивались их. Они не останавливались, пока не получали желаемого. Мы одновременно занимались разработкой обоих сценариев, но так получилось, что сценарий о Говарде Хьюзе был готов раньше, чем сценарий об Александре. Мне бы хотелось сняться в обоих фильмах, но я не всегда получаю то, чего хочу». Ди Каприо смеется. «Это мое принципиальное отличие от Хьюза!»

    Похожие фильмы

    Categories: актеры кино, Леонардо ДиКаприо / Leonardo DiCaprio /, ОСКАР

    Метки: , , ,

    Comments are currently closed.